Виктор Майбах: «Основная проблема сегодня – доступность кредитования»

Дата публикации записи 1.03.2011
Категории: Главная, Новости
Метки: ,

 

В Новосибирской области пятую часть урожая зерновых и картофеля обеспечивают небольшие частные хозяйства. О перспективах развития и насущных проблемах фермерства «Аграрной Сибири» рассказал генеральный директор ассоциации крестьянских хозяйств и сельхозкооперативов Новосибирской области (АККОН) Виктор Георгиевич Майбах.

У каких хозяйств сегодня наибольший рынок сбыта? В чём у области есть потребность?

На сегодня, как в целом по России, так и в регионе, недостаточны объемы производства мясо-молочной продукции – в этой отрасли в большой мере присутствует импорт.  В области достаточно зерна, однако фермеры несколько обижены, что за счёт интервенций цена зерна упала. Я думаю, что ниже сегодняшнего уровня цены не опустятся. Для этого нет условий: запасов у фермеров не так много, причин для существенного снижения тоже. Цену в 6 тысяч рублей за тонну я считаю нормальной. Как в целом по России, так и в регионе необходима система регулирования цен на сельскохозяйственную продукцию, обеспечивающую достаточную рентабельность сельскохозяйственной отрасли.

Сложность состоит в том, что нет уверенности в прогнозе цены на весь год. Фермеры закупают технику уже сейчас и им важно решить, смогут ли они выплачивать проценты по кредитам, возвращать кредиты  и обновлять парк. Вопрос ценообразования слабо регламентируется государством.

В 2009 году, например, в области был большой урожай. Фермеры не могли сдать весь объем зерна на элеватор. Некоторым приходилось вываливать зерно на свалку: расходы на хранение, транспортировку и прочее были слишком высоки. И по этой же причине не могли продать зерно на аукционных торгах: таким было предложение и конкуренция. Мы просили государство увеличить квоты на торгах, купить у нас зерно. Но вопрос оказался не решенным.

В той ситуации больше других пострадали мелкие фермерские хозяйства: механизм проведения торгов такой, что нужно играть на понижение. Поэтому крупные агрохолдинги, которые могли себе это позволить, максимально опускали цену, чтобы сбыть свои объёмы продукции. Мелкие фермеры не могли себе этого позволить и ждали, пока цена будет 5-6 тысяч рублей за тонну, а на тот момент в среднем зерно торговалось на уровне 3-4 тысяч. Но ведь мелким хозяйствам нужно на что-то существовать! Они надеялись на хорошую цену и зерно придерживали.

Эта ситуация как-нибудь влияет на сегодняшние цены?

А как она повлияет? Зерно, закупленное по интервенциям,  у нас хранится трёх- четырёхлетней давности. Торги из фондов не проводили ни разу. Вот только в этом году проводятся первые торги. Так что ситуация 2009 года повлияла не на цены, а на благосостояние фермеров, которые не смогли продать много зерна. Это сказалось на результатах работы и сейчас фермеры «расхлёбывают» долги 2009 года.

Нет ли опасений, что государство в связи с пожарами в центральной России может уронить цены на зерно, чтобы не допустить перегрева рынка?

Ниже чем сегодня, мы надеемся, цены уже не будут точно: не так много зерна осталось. Даже, я полагаю, в летний период она может несколько подняться. Фермеры сейчас имеют возможность продавать выгодно. Однако возможности спрогнозировать цены нет. От этого неясно, какую сумму брать в кредит, какую цену закладывать в план, чтобы потом была возможность расплатиться. Многие научены горьким опытом 2007-2008 годов, когда  было привлечено много кредитов, а в 2009 году цена на зерно упала до полутора тысяч за тонну. Поэтому пришлось просить отсрочки у банка, а эти отсрочки легли дополнительной нагрузкой на 2010 год.

Тем не менее, фермерские хозяйства ежегодно добавляют порядка 30 тысяч гектаров пахотных земель. А чтобы добавлять – нужно покупать новую технику и обновлять старую. И сейчас у нас наметился ряд хозяйств, которые будут брать хорошую импортную технику в результате благоприятных цен 2010 года.

В каких объёмах? Можно ли сравнить с 2009 годом?

Логично было бы сравнить с 2007- 2008 годами. По сравнению с 2008 годом в 2009 закупки упали процентов на 30. Если в 2011 году цены на зерно будут сохранены на уровне 2010 года, то уровень закупок будет понемногу восстанавливаться. Мы всё ещё находимся под влиянием ситуации, сложившейся в 2009 году. Я прогнозирую существенную активизацию закупок техники  даже при небольшом росте цен на зерно, поскольку потребность в новой технике велика.

Большинство ориентируется на отечественную технику, но есть у нас некоторые фермеры, у которых нет перекредитованности и долгов, они предпочитают приобрести импортную технику.

Проблемы возникли у отдельных категорий хозяйств, которые без трезвого расчёта воспользовались губернаторской субсидией в 30% и до сих пор не могут расплатиться по кредитам. А есть те, которые объективно оценили ситуацию на рынке, расчетливо брали кредиты, покупали хорошую технику. Их  конечно, большинство.

Как Вы оцениваете программу  «Развитие малых форм хозяйствования в агропромышленном комплексе Новосибирской области на 2009-2011 годы»? Во что она воплотилась на практике? С какими трудностями столкнулись при её реализации? Что стоит доработать, в каком направлении двигаться?

Эта программа выполняется по многим пунктам, даже по объёмам производства. Не реализуется по многим причинам развитие сельскохозяйственных кооперативов. Этот вопрос мы будем поднимать на Конференции АККОН перед Губернатором.  Связано это с тем, что мы не нашли достаточно эффективных механизмов  и мер поддержки. Кооперативам нужна хорошая стартовая поддержка. Фермеры за счёт чего встали на ноги? В первые годы была солидная поддержка федерального бюджета, потом в 94-98 годах был небольшой спад, а потом вновь государство стало поддерживать.  Особенно объемы и эффективность поддержки были увеличены в период реализации национального проекта «Развитие АПК». В последние 4 года поддержка, осуществляемая из всех источников увеличилась в 7,5 – 8 раз по сравнению с 2005 годом.

По данным законодательного собрания, в рамках программы были предусмотрены  такие меры поддержки как создание районных ассоциаций крестьянских (фермерских) хозяйств, учебно-консультационных центров. В каких районах области на данный момент успешно работают такие организации? Как Вы в целом оцениваете господдержку? Достаточно ли принимается мер? Есть ли у Вас предложения по дополнительному стимулированию?

Учебно-консультационные центры – наша головная боль. Задумано, что эти центры должны создаваться в помощь фермерам и другим сельхозтоваропроизводителям в решении любых проблем. С помощью подобных центров должны были бы осуществляться консультации по различным вопросам: это и организация хозяйства и оформление земли и меры государственной поддержки, технологические вопросы… Но, к сожалению, единственный подобный центр по информационно-консультационному обслуживанию фермеров был ликвидирован. Беда в том, что фермеры сейчас находятся в информационном вакууме.

АККОН сейчас пытается восстановить центры и подключила к разработке этой программы аграрный университет. Вопросы становления и деятельности центра остаются очень актуальными на сегодняшний момент.

Какая проблема сейчас наиболее актуальна и трудноразрешима?

Основная проблема сегодня – доступность кредитования. Несмотря даже на то, что «Россельхозбанк» упростил процедуру. Однако посевы нужно страховать, да и 20% залога нужно найти. Старую технику в залог не берут. Поэтому проблема номер один – обеспечить доступность кредитов в нормальном объёме. Нужно охватить хотя бы половину фермеров. Недоступность кредитных ресурсов – это сегодня основное.

Вторая важная проблема – это не отрабортанность ценового механизма на сельскохозяйственную продукцию. Не возможно спланировать развитие производства при перепадах цен по годам в 2-3 раза.

Как вы считаете, какой механизм субсидирования был бы эффективнее других?

Мы предлагали  на съездах АККОР уже давно (и В. А. Зубков поддерживает нашу позицию) чтобы субсидирование по процентам шло через банки, как это было у нас раньше – чтобы фермер не бегал и не оформлял кучу бумаг. Ведь сейчас приходится каждый месяц получать новую справку из налоговой, оформлять пакет документов, сдавать его в Министерство и т. д.

Наше предложение заключается в том, чтобы банки предъявляли документы в министерство сельского хозяйства РФ и субсидия бы шла автоматически в банк на счёт фермера, покрывая всё. К сожалению, поправки так и не приняты и такой механизм не работает. Хотя В. А. Зубков обещал этот вопрос решить.

Сегодня фермер сперва вынужден бегать с кучей бумаг, а потом с документами в налоговую ездить каждый месяц и брать справку о том, что у него нет задолженности по налогам. Хотя абсурд ситуации заключается и в том ещё, что многие пользуются упрощённой системой налогообложения и отчитываются раз в год. Иногда получается так, что нет возможности провести очередной платёж по кредиту, и тогда в следующий раз нужны справки за два месяца… вот эта бумажная волокита накапливается как снежный ком.

А у фермера же нет отдельного бухгалтера, экономиста  и юриста – у него всё проще. Он бегает и теряет время – вот беда в чём.

На каком уровне решается вопрос? Кто должен принять решение, чтобы упростить вопрос?

Депутаты Аграрного комитета областного Совета этот вопрос ставили, но в итоге всё упирается в федеральное законодательство.