Игорь Осяев: один в поле – воин

Дата публикации записи 29.07.2011
Категории: Главная, Новости
Метки:

 


Полковник МВД в отставке, Игорь Анатольевич Осяев получает грамоты от правительства Новосибирской области за большой вклад в развитие сельского хозяйства. Сегодня у него в хозяйстве 500 голов свиней 120 свиноматок, 150 КРС, 70 из них — дойные. О проблемах, с которыми ему постоянно приходится сталкиваться — в нашем репортаже.

О себе

В 2002 году я снял погоны и пошёл на пенсию. Когда стал думать, чем заниматься, то меня  потянуло в сельское хозяйство. Я купил тогда два разбитых корпуса бывшего коровника в посёлке Ленинский Новосибирского района. Так что ситуацию в сельском хозяйстве последних лет я вижу изнутри.

О фермерстве

Основная проблема, которую я вижу – фермерство сегодня никому не нужно. Фермер везде сам по себе и один против всех: один против администрации района, один против банка, против контролирующих, карательных органов – россельхознадзора, ветнадзора. Идёт игра на выживание.

Я второй год пытаюсь оформить кредит на развитие фермы. Полтора года действует программа развития молочного животноводства. Полтора года я пытаюсь работать в рамках этой программы.

В одном из номеров «Аграрной Сибири» говорилось об управлении сельским хозяйством. Я не знаю, где-то оно может и управляется, но фермерство – никем и никак.

Ведь управление это, в первую очередь, информированность о субъекте управления, это желание и возможность при необходимости ему помочь и, наверное, какая-то ответственность за него.  В отношении фермерства ничего такого нет.

Я ведь всё время был руководителем и просчитываю с другой стороны тоже – ну ладно, я понимаю, фермер – мелочь такая, а у них там громадные планы. Но ведь есть АККОР – ассоциация фермерских хозяйств – они должны и обязаны действовать в интересах фермерства. Ведь можно собирать информацию, пробовать решить проблемы через свои каналы — официально обращаться в администрацию. У ассоциации-то вес больше, чем у отдельного фермера.

И так в масштабах всей области – раз в месяц проанализировали, и губернатору на стол. Было бы действие? Нужно это кому-то сейчас? Нет, не нужно. И, возвращаясь к фермерам, – нужны они кому-то сейчас? Нет, не нужны.

Но что такое фермерство? Во-первых, это рабочие места. Когда я начинал, у меня работало 2-3 человека. Сегодня работает человек 20. Если я возьму кредит – то после реализации проекта у меня будет работать 45 человек. А дальше у меня новые планы – уже порядка 80-90 человек.

Фермер производит сельскохозяйственную продукцию, продукты питания – мы понимаем, что не просто продукты питания, а экологически чистые. Почему? В небольших объёмах применить все добавки, химию и прочее, что применяется  в больших комплексах – это и нерентабельно и нереально и ни к чему.  Ему важно, чтобы продукция была хорошего качества.

Чем больше продукции на рынке, тем цена ниже. В последние лет пять цена на свинину держится и не повышается – потому что сегодня предложение превышает спрос именно за счёт мелких фермеров. Если вспомнить 2003 год, как раз я первый год этим занимался – резко цена на фуражное зерно поднялась с 800 рублей до 3200. Получается, что фермерство поддерживает и зернопроизводителей тоже.

Фермер – последняя надежда села на выживание. Что такое село сегодня? Работы нет, хозяйства развалились, народ пьёт.

Сегодня нельзя надеяться на то, что придут инвесторы поднимать хозяйства. Гораздо выше вероятность того, что придёт фермер, либо из своих кто-то начнёт заниматься хозяйством. Но для этого должна быть уверенность в том, что он придёт в администрацию района и сможет решить свои проблемы. Он придёт в банк – и решит.

Фермерство как класс имеет право существовать. На своём хозяйстве я хочу отработать модель – производство сельхозпродукции, переработка её и реализация через свои магазины.

О развитии

Нужно настраиваться на развитие – а это и строительство и другие инвестиции, которые невозможны без кредитования.  Начинающим мелким фермерам своих оборотов не хватает, чтобы жить.

Без финансирования, без кредитования развиваться нереально. Областные  программы предусматривают определённое субсидирование – либо кредитной ставки, либо оборудования, либо поголовья. Чтобы что-то приобрести, нужно у банка получить кредит, а банку нужно, чтобы были большие обороты.

У меня в планах повышение поголовья. Для меня сейчас важна реализация проекта по увеличению дойного стада до 300 голов, мясной породы планирую держать голов 100-200. Соответственно, это голов 500 откорма и плюс освобождаются площади – увеличить поголовье свиней до 2-3 тысяч. Раньше я думал – 300 голов и всё. Теперь я походил, посмотрел – при реконструкции корпуса мне хватит площади и для 500 голов поставить. Следующим этапом проекта  в планах сформировалось до 1000 голов КРС – половина дойных, половина мясных и уже до 3-4 тысяч свиней. Всё хорошо получается тогда, когда есть объёмы. В этом году я хотел довести поголовье до тысячи – но корма подорожали и, если с КРС можно дождаться лета, на траву выгнать и обмануть, то свинью не обманешь. Хочется держать в хозяйстве обязательно КРС молочных, мясных пород, свиней, кур, кроликов. И хочется ещё страусов — для души.

Ещё я хочу построить дом. Есть один разваливающийся объект – его можно выкупить у хозяйства и приспособить его под жилой дом на 12 квартир выше среднего класса. Мне нужны специалисты, я планирую создавать им комфортные условия.

В будущем я планирую поставить установку для производства биогаза – перерабатывать  навоз. Биогаз пойдёт на отопление и производство электроэнергии.

Не всё упирается в деньги – главное, чтобы были идеи и были люди, которые могли бы эти идеи реализовать. У меня всё это есть – и планы вполне объективные. Но я понимаю, что это никому, кроме меня, не нужно. Хочешь – вперёд. Выживешь – молодец, не выживешь – твои проблемы. Я-то в жизни привык этому, другого и нет. Но начинающему фермеру – и люди это понимают – подобных моим проблем никогда не решить.

О реализации товара

Я считаю, что нужно иметь свои площади. Войти в розничную сеть – это бешеные деньги, а дальше твоя продукция там растворится, затеряется, её никто и знать не будет. Поэтому я и хочу маленький магазинчик – у меня будет цель не повышать цены и держать хорошее качество. За качеством следит ветнадзор, с которым у меня заключён договор. А покупателя что интересует? Невысокая цена и хорошее качество. Всё – интересы совпали, процесс пошёл. Сейчас я свои два маленьких магазинчика сдаю в аренду, но потом, когда переработку запущу,  буду там продавать.

У меня есть проблема – куда сбыть молоко. И мне просто незачем его разбавлять, сухое молоко добавлять. Мне то, что есть, хорошего качества молоко, девать некуда. Иногда приходится как – тонну молока и свиньям.

Сейчас я молоко произвожу, но меня нет переработки. Ко мне приезжает фермер из Барабинского района – забирает. Не обязательно ведь одному иметь всю цепочку от производства до переработки. Когда есть договорённость, что у одного производство, а у другого – переработка, то круг замкнулся и голова не болит.

О людях

Когда я только начинал работать, набирал таджиков. Но потом решил взять наших, собрал пацанов из деревни. И если каждый год до этого до этого мы ставили около 1000 рулонов сена, подсобное хозяйство зоопарка у меня покупало 150 рулонов, то когда наших набрал, за год поставили всего 350 рулонов. Всю технику мне они разбили, и нервы у меня были просто на пределе.

Всё плачут, что в сельском хозяйстве денег не платят – я плачу вовремя. Наши деньги получат – пока не пропьют, у них нет стимула выходить на работу.

Приезжие в принципе не пьют. Отсев я производил очень большой – были такие, которые и не умеют и не хотят работать – сейчас подобрал команду просто отличную. И специалисты хорошие и отношение к работе замечательное. Есть и русские ребята отличные.

О земле

Для развития нужна своя зерновая база, нужно засеивать поля. Раньше мне казалось, что Новосибирский район, близко к городу – поэтому земли нет. Я разговаривал со старожилом – он говорит, что сеять перестали в 1985 году. Земли море, она не обрабатывается как минимум лет 20.  На этих территориях уже выросли клёны, берёзы. Их можно привести в нормальное состояние, и я готов понести затраты. Но завтра у этой земли запросто появится хозяин. Я сегодня не могу оформить ту землю, которая под фермой, а как только земля перестанет быть проблемной – она обязательно кому-то понадобится.  Я так сказать, первый бой выдержал – сейчас до конца оформлю землю под фермой, а в последующем – буду пытаться прибрать брошенные поля.

Кому сегодня хорошо от того, что всё зарастает? Здесь только в районе нашей деревни порядка 500-700 гектаров брошенной земли, которая раньше засеивалась. Покос бросить – 2-3 года проходит – уже деревья. А через 25 лет?

Всё развитие упирается в бюрократическую машину, которую сломать невозможно. Второй год я не могу оформить землю только под ферму, где я уже десятый год занимаюсь производством сельхозпродукции.

О перспективах

В целом, заниматься сельским хозяйством интересно, но народ сюда совершенно не идёт. Кто попал, тому деваться некуда: деньги вложены серьёзные, вытащить нереально.

Сегодня, когда у меня стали забирать на переработку молоко – информация распространяется быстро – мне звонят и просятся на работу. Люди готовы переезжать вместе с семьёй, работать вахтовым методом, как угодно – там, где они сейчас живут вообще всё мертво, работать негде. Но я тоже должен их обеспечить – поэтому хочу построить административно-бытовой корпус, сделать хорошее общежитие.

Я полковник в отставке, у меня опыт большой – а уже два года не могу получить кредит. Сегодня в деревне пьют. Если представить, что молодой парень отставил стакан в сторону и решил чем-то заняться, что он решит? Ничего. Он когда только толкнётся в кабинеты, то поймёт, что всё уже умерло и ни к чему даже пытаться что-то сделать. Это невозможно.

Поэтому я хочу что-то доказать на собственном примере. Хочу построить общежитие и учебный класс, чтобы АККОН приглашал начинающих для обучения.

Привезти их к Першилину, к Бугакову – что они там увидят? Они увидят – там всё здорово. Но на это в советское время потрачены были миллионы. А надо так,  чтобы был пример: вот фермер, который начинал с нуля, и у него всё есть. Приличные объёмы, современные технологии, современное оборудование. Мне важно, чтобы человек подумал: раз он смог, почему я не смогу? Было бы желание у кого-то это дело продолжать.

Заключение

Когда я уходил на пенсию, я был начальником управления следствия ГУВД. Мне предлагали идти в депутаты. Я отказался потому, что моё – это производство. А политика – не моё.

Основная моя цель – доказать, что в России сельское хозяйство может быть не только рентабельным, но и прибыльным – но нужны объёмы. Хотелось бы всё это осуществить, и показать людям путь.