Что нам сулит ВТО? Мнения экспертов.

Дата публикации записи 28.12.2011
Категории: Главная, Новости
Метки: , , , ,

 

15 декабря 2011 года в Женеве были подписаны необходимые документы для вступления России в ВТО. В новый 2012 год мы вступаем в новом статусе. Что же он нам даёт? От чего мы отказываемся и в пользу каких преференций? Попробуем разобраться.

История вступления (или невступления) насчитывает более 20 лет: СССР имел статус наблюдателя в ГАТТ с 1990 года, Россия унаследовала этот статус автоматически, а в 1993 году подала заявку на вступление в организацию. В 1995 году, в момент реорганизации ГАТТ и создания ВТО, Россия оказалась за пределами организации.

Что же изменится после переходного периода, который будет продолжаться более 7 лет?

ВТО создана для того, чтобы содействовать развитию мировой торговли. Все члены Всемирной торговой организации обязаны предоставлять всем другим членам режим наибольшего благоприятствования в торговле. ВТО пишет правила международной торговли и следит за тем, чтобы страны-члены их исполняли, разрешая споры между ними.

Внешнеторговый оборот России составляет почти половину ВВП, поэтому глобально  выгоднее быть в ВТО и влиять на решения организации. Алексей Михайлов, эксперт Центра экономических и политических исследований (ЭПИцентр)  считает, что членство в ВТО это возможность отстаивать свои торговые права на равных основаниях с остальными странами.

«Кстати, торговые споры в ВТО — обычное дело и активно используются другими странами. К примеру, на сегодня США в рамках ВТО ведет более 300 споров (98 как истец, 113 как ответчик, остальные — как третья сторона). Стоять особняком в стороне от основного соглашения по мировой торговле просто глупо и странно, тем более что Россия имеет рыночную экономику и, безусловно, разделяет принципы свободной торговли.

ВТО объединяет 153 (теперь, с Россией — 154) страны из 193 государств-членов ООН, на их долю приходится 97% мирового торгового оборота. Сюда входят даже Куба с ее многолетней торговой блокадой со стороны США, даже Венесуэла с ее антиамериканизмом и социализмом, даже Зимбабве с гиперинфляцией» — пишет он в своей колонке в Газете.ру.

«Это как некое соблюдение правил дорожного движения. Подписываясь под требованиями ВТО, мы по сути подписываемся под соблюдением этих правил. Мы, соответственно, берем на себя определенные обязательства, но и можем требовать от других, чтобы в отношении нас определенные обязательства тоже соблюдались» — считает заведующий сектором политических проблем европейской интеграции Института мировой экономики и международных отношений РАН Сергей Уткин.

 

 

 

 

По данным издания «Коммерсантъ»:

Доля импорта Пошлина до вступления Пошлина в ВТО
В рамках квоты Сверх квоты В рамках квоты Сверх квоты
Сельхозтехника 51%, $1115

15%

5-10%

Говядина 30% (629585 т.) 15% 50% 15% 55%
Свинина 25% (639068 т.) 15% 75% 0% (25% с 2020 г.) 65%
Мясо птицы 18% (660792 т.) 25% 95% 25% 80%
Молочная продукция 20% (7,7 млн. тонн) 25% 20%
Яйца 1,9% 15% 15%

 

Однако многие эксперты с опасением смотрят на развитие ситуации:

Президент Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский считает, что  вступление России в ВТО может ухудшить положение ряда сельскохозяйственных секторов и смежных с ними отраслей, что отразится на экономическом состоянии российских зернопроизводителей.  Об этом он заявил в ходе бизнес-конференции «Агрохолдинги России».

По его оценке непредвиденные потери сельхозпроизводителей зерновых культур от косвенного ущерба и недополученной прибыли, как потенциальных, так и от текущего уровня, суммарно могут составить до 56 миллиардов рублей в год.

Потенциальные годовые потери зернопроизводителей из-за ухудшения положения свиноводческой отрасли могут составить 18 миллиардов рублей, от замедления развития сегмента разведения крупного рогатого скота — 12 миллиардов рублей, удорожания минеральных и органических удобрений — 21 и 3 миллиарда рублей соответственно, от биоэнергетики — 2 миллиарда рублей.

По мнению экспертов, серьезные риски после вступления в ВТО ожидают российских свиноводов. «Мы прикидываем на себя внутренние потери, потому что в структуре потребления фуражного зерна свиноводство в России играет колоссальную роль и первое, что мы потеряем в результате этого — это лично-подсобные хозяйства, которые начнут вымирать, что значит для нас потери порядка 18 миллиардов рублей из-за снижения потребления», считает Злочевский. Согласно утверждению Злочевского, фуражное зерно не является основой для российского экспорта, поэтому его нельзя отправить в другие страны и придется перестраивать текущую структуру производства, что очень непросто для отрасли.

Большие опасения высказывают производители сельхозтехники.  Юрий Рязанов, один из совладельцев «Ростсельмаша» заявил во время акции протеста 16 декабря в Женеве: «Наш завод находится в Ростове-на-Дону, это ведущий производитель сельскохозяйственной техники. В России нам принадлежит 65% рынка сельхозмашин, а несколько лет назад эта доля составляла 55%. Наши комбайны становятся все лучше. Парадоксально, но при этом наш товарооборот падает: в силу уменьшения размеров сельскохозяйственной отрасли в России. Вступление в ВТО станет большим ударом по всем аграрникам: это отмена пошлин на западные товары и, что гораздо хуже, приведение к единым, западным, нормам цен на газ и электричество для российских производителей. Цена их с 1 марта поднимется на 30%! Это значит, что себестоимость отечественных товаров станет еще дороже, и конкурировать с импортными они не смогут».

Михаил Кошелев, глава отдела закупок «Ростсельмаша»: «80% деталей для нашей продукции мы закупаем у российских поставщиков, и 20% — за рубежом: во Франции и в Германии. Так вот, после вступления в ВТО и отмены пошлин дешевле это не станет: на зарубежные детали для комбайнов у нас, сельскохозяйственной отрасли, уже есть право беспошлинного ввоза». «А вот наши, отечественные, комплектующие станут дороже вследствие удорожания энергии, — добавляет Юрий Рязанов. – А главное, в Россию смогут ввозить подержанные комбайны и сельскохозяйственную технику из-за рубежа, что будет действительно большим ударом для нашей промышленности».

«Все производители  технической продукции не выдержат конкуренции с западным рынком, -утверждает Виталий Шамаев, генеральный директор аналитического агентства «Агроспикер», —однако если ВТО  обеспечит расширение рынка для сельхозпродукции, в том числе уберет экспортные пошлины с маслосемян, то  для сельского хозяйства страны это благо. Для российского аграрного сектора внутренний рынок мал, ему нужно выходить на мировую арену». По его мнению, ключ к успеху – грамотная диверсификация производства. «Сибири нужно заниматься яровыми культурами, но сеять ценные сорта» – утверждает Шамаев. «Свод правил ВТО – это административные барьеры на рынках для одних и свободная торговля для других. Какие барьеры оставят России — это вопросы политики. Но главное — нужно помнить о том, что локомотивом аграрных рынков является, прежде всего, развитие технологий переработки сельхозпродукции.

За последнее десятилетие стремительный взлет показали производства топливного этанола и растительных белков, основным сырьем которых стала соя. Высокие цены на нефть дали жизнь техническому использованию кукурузы, а соевые продукты проникли во все сегменты продовольственного рынка, и составляют основной рацион животноводства. Вступит Россия в ВТО или нет, а эволюция мирового рынка, в плане технологий переработки сельхозпродукции, будет идти своим путём.

Российскому АПК нужно, прежде всего, собственные барьеры на рынках разгрести и диверсифицировать свой портфель под потребности мирового рынка.

Импорт соседних стран по зерновым и масличным составляет 220 млн.тн. Однако, российский АПК выходит только на рынок ячменя и пшеницы, совокупной емкостью всего 68 млн.тн. (30% всего рынка). Остальной спрос в 150 млн.тн. сегодня российскую пашню не финансирует.

Чтобы создать хороший портфель зерновых и масличных для торговли на мировом рынке, необходимо убрать экспортные пошлины в масличном секторе. Тогда диверсификация предложения зерновых и масличных станет технически возможной. Другая проблема в том, что российский рынок не дает премии сельхозпроизводителям за яровую и твердую пшеницу. Наше зерно оценивается котировками в Чикаго самых дешевых сортов пшеницы—SRW. Но на элеваторах в ЮФО мягкая озимая пшеница стоит ещё на -60 $/тн меньше, чем в Чикаго. В тоже время, яровая пшеница с протеином 13-14% оценивается в США на +120$/тн дороже, чем SRW. А пшеница Дурум в Мексиканском заливе стоит в два раза дороже, чем SRW, в пределах 500$/тн. Климат Сибири позволяет хлеборобам выращивать ценные сорта пшеницы, но Сибирского Дурума на рынке нет. А яровая пшеница оплачивается по цене самых дешевых мягких озимых сортов пшеницы.

После вступления в ВТО проблемы следует решать по мере их поступления, а пока нужно организовать свой рынок таким образом, чтобы обеспечить гармоничное и диверсифицированное развитие производства зерновых и масличных во всех регионах, с целью обеспечения достаточного рыночного финансирования российской пашни. Например, Южный ФО, имея потенциал мировой торговли на рынке кукурузы и сои, ориентирован на производство пшеницы, лишая другие регионы этого рынка.

Сколько можно всем толпиться в одну кассу?

Украина в этом году вдвое увеличила урожай кукурузы и сои, и весьма успешно справляется с реализацией этого объема на мировых рынках. Российский АПК при такой резкой переориентации производства может столкнуться с проблемами на новых для себя рынках. На диверсификацию нужно отвести 5-10 лет с развитием соответствующих отраслей переработки» — рассказал «Аграрной Сибири» генеральный директор аналитического агентства «Агроспикер».

Президент Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский считает, что основным препятствием для экспорта российского зерна остаётся неразвитая инфраструктура:  «Нам надо будет выходить на другие рынки, надо обеспечить коридор для выхода сибирского зерна на Дальний Восток, ведь там самый емкий, быстрорастущий и дорогой рынок сбыта, но у нас там ничего не сделано, надо наладить железнодорожную инфраструктуру, построить элеваторы в портах, установить системные правила игры — на это нужны деньги».

По его словам, отрасль должна озадачиться тем, чтобы начать экспортировать продукт с добавленной стоимостью вместо зерна, а это, прежде всего, продукция глубокой переработки. «Мы же огромное количество импортного сырья завозим именно в таком виде — посмотрите, у нас на прилавках каких только хлопьев нет: и рисовые, и кукурузные, и из пшеницы, а на территории России ни одного завода по производству хлопьев нет, только фасовка, а ближайшие заводы — в Прибалтике и в Польше», — подчеркнул он.

Доля Российского зерна на мировом рынке составляет 4%. Нашим читателям не нужно напоминать, что в этом году правительство отменило эмбарго на экспорт зерна и объявило о введении плавающей пошлины на зарубежные поставки, они будут ограничены, если поставки за рубеж превысят 23-24 млн. тонн.

Эмбарго действовало с 15 августа 2010 года по 1 июля 2011 года. Причиной отмены экспортных поставок стала гибель посевов на площади более 10 млн га вследствие засухи. Однако, когда сняли ограничения, для восстановления контактов с покупателями, российским поставщикам пришлось снижать цены на $20-30 за тонну против стоимости зерна у других экспортеров.

По словам первого заместителя председателя правительства РФ Виктора Зубкова, плавающая пошлина будет ограничивать экспорт зерна, если его поставки за рубеж создадут угрозу дефицита и роста цен на внутреннем рынке. Реальными он считает 5600-6500 рублей за тонну.

Глава Минсельхоза РФ Елена Скрынник утверждает, что процесс вступления России в ВТО будет сопровождаться модернизацией отечественной сельскохозяйственной отрасли. Министр отметила, что по объемам производства отрасль готова. Она уточняет, что в ближайшее время РФ выйдет на необходимые уровни самообеспечения по мясу птицы и свинины в соответствии с Доктриной продовольственной безопасности.

«Поэтому подготовка к вступлению в ВТО связана, в первую очередь, с модернизацией нашего сельскохозяйственного производства. Необходимо, чтобы производимая сельхозпродукция была не хуже качеством, а еще лучше», — отметила министр.

Для этого в проект госпрограммы на 2013-2020 годы включены необходимые формы господдержки. «Они направлены на то, чтобы наша продукция была более чем конкурентоспособна по адекватным для потребителя ценам», — добавила она.

Глава Минсельхоза подчеркнула, что РФ важно не только развивать экспорт, но, в первую очередь, обеспечивать продукцией отечественных потребителей.

«Необходимо все сделать для того, чтобы крестьянские, фермерские хозяйства развивались на территории РФ», — подчеркнула она.

Алексей Михайлов, эксперт Центра экономических и политических исследований (ЭПИцентр) рассуждает о политике госрегулирования: «Россия, говорят, отдаст свой рынок импорту, если вступит в ВТО. Но Россия и так это делает ежегодно — по доброй воле собственного правительства и Центрального банка и без всякого влияния со стороны ВТО.

Вот последние данные Росстата, за II квартал 2011-го (по отношению к II кварталу 2010-го, в среднегодовых ценах 2010-го): экспорт России вырос на 35%, из них за счет роста цен — на 34%. Импорт вырос на 37%, за счет роста цен — на 12%, за счет роста физического объема — на 25%.

Хотя общее торговое сальдо осталось положительным и заметно увеличилось в размере — влияние внешней торговли на ВВП негативно. Физические объемы экспорта не выросли, а вот импорт вырос на четверть и активно замещает внутреннее производство.

Прирост физического объема импорта в 2011 году составит 1,9 трлн. рублей, или больше 4% ВВП прошлого года. То есть если бы рубль был настолько слаб, что сдержал бы рост импорта в 2011 году и весь его прирост был замещен внутренним производством, темп прироста ВВП России в 2011 удвоился бы и составил 8%.

А что для этого надо? Просто чтобы ЦБР скупал валюту с рынка и увеличивал свой валютный запас (был бы он сейчас не 500, а, к примеру, $700 млрд). Это же совсем неплохо? Риски инфляции надо было бы давить развитием финансовых рынков и прежде всего облигаций госдолга (который у нас с учетом так называемых «бюджетных резервов» практически равен нулю, так что никакого давления госдолга на российский бюджет нет). Вот и вся политика.

Кстати, именно так делает Китай, и поэтому его золотовалютный запас превысил уже $3 трлн.»

В целом, на сегодняшний момент нельзя дать однозначной оценки вступлению России в ВТО: здесь ещё слишком много неявных моментов. Не способствует ясности и тот факт, что условия полностью ещё не обнародованы. Чем это обернётся в дальнейшем – зависит от грамотного подхода руководства страны к вопросам госрегулирования. Уже сейчас очевидно, что формы поддержки изменятся. Каким образом? Этот вопрос остаётся открытым. Ведь европейские фермеры на сегодняшний день получают гораздо более ощутимую поддержку, чем российские. При условии, казалось бы, равного доступа к рынкам, российское сельское хозяйство может оказаться неконкурентоспособным.